В лабиринтах Аксинина

В ноябре 2017 в киевском Национальном художественном музее Украины состоялась выставка Александра Аксинина. Не могу сказать, что это было главным художественным событием осени. Но запоминающимся – наверняка.

фрагмент_експозиции
Фрагмент экспозиции в НХМУ

Работы А. Аксинина попадали на выставки и раньше. Несмотря на шлейф андеграунда  он был известен – персональные выставки проходили с 1979, но в Киеве последняя большая прошла в 1991 году, практически в другой жизни.

Босхиана
Из цикла “Босхиана”

Как то все сложилось в его бытии отчаянно трагически: альтернативность со студенчества, признание за границей раньше, чем на родине, и неожиданный уход в 35, когда многие еще только «разгонялись». И при этом большой и цельный массив оставленных работ – более 300 офортов, множество рисунков. Так, будто жил столетие.

мандала
Мандала

В Национальном  музее – два больших зала. С учетом малого формата работ – это очень и очень много. Видела, как люди уставали, присаживались, отдыхали и снова возвращались к работам. Работа глаз и ума утомительна.

Философский желудь
Философский желудь

Как и многое, что создавалось в 70-80-е, – творчество А. Аксинина «от ума». Не эмоционально, но духовно, метафизично. Выращено на самиздате, разговорах за чашкой кофе, первых скромных изданиях Гессе и Борхеса, репродукциях Эшера и Босха.
Поколение, к которому принадлежал и Аксинин, формировалось под влиянием прочитанного-обдуманного, узнавало и делило людей на «свой-чужой» по единочтению-единомыслию.

из_цикла_И-цзин
Из цикла “И-цзин”

Но лишь немногие обладали способностью А. Аксинина создавать или компилировать, собственные реальности. Его работы несут минимальный отпечаток окружающего мира.   Создается впечатление, что люди и события становились символами и знаками помимо своего желания. Реальность теряла синкретичность, распадалась на слои и образные ряды. Ее можно было созерцать и переживать послойно. И моделировать собственную реальность – так же. Ярус за ярусом чередуя знаки, создавая иерархии букв и символов. Символы многозначны, законы комбинаторики неотменимы: сочетания многозначных символов порождают цепь смыслов, стремящуюся к бесконечности. Аксинин играет в эту игру один на один со зрителем-дешифровщиком. И незаметно для себя включает его в тайное братство, как будто где-то за спиной звучит голос «Ты меня понимаешь? Мы говорим на одном языке?».

Экслибрис В. Кривулина
Экслибрис В. Кривулина

Аксинин снова и снова превращает макрокосм в микрокосм. По мере усложнения языка, накопления символических рядов, включения в свой внутренний арсенал не только христианского мудрокнижия, но и просветленной символики Востока, композиции А. Аксинина становятся намного сложнее. Все труднее заключить их в простую и гармоничную форму – овал, круг, квадрат. Появляется цвет как еще одно измерение пространства. Но характер графики неизменен. Арсенал офорта – тонкая паутина четких линий – остается главенствующей формой монолога.

из_цикла_Босхиана2(1)
Из цикла “Босхиана”

Язык символов позволяет говорить о важном – жизни, смерти, мироздании. А о другом, обыденном, – не было потребности. Мы же, придя на выставку,  стали  свидетелями процесса осмысления художником актуальных для него мифологем и глобальностей. И если наш личный запрос к миру совпадает с Аксининским, из зала выходишь с ощущением причастности. Если нет – с глубоким уважением к ремеслу.

Валерия Питенина,

искусствовед

One thought on “В лабиринтах Аксинина

  1. Замечательный коментарий достойный автора офортов. Приблизить понимание, достучаться до уголков сознания, вызвать интерес очень не просто в нашем сумасшедшем мире. Конечно, с посещением выставки это не сравнить, но есть плюс в том, что Валерия Петинина смогла раскрыть сложный мир для понимания личности и вызвать уважение к ремеслу. Спасибо огромнейшее.

Напишіть відгук

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.