Проект CORPUSCULUM. Нефигуративная скульптура

Преимущественно пасмурная тональность декабря в этом году ярко оттенялась интересными и неординарными выставочными проектами на разных арт-площадках Киева. Среди них – и выставка нефигуративной скульптуры CORPUSCULUM, которая состоялась в пространстве Института проблем современного искусства (ИПСИ) с 8 по 20 декабря 2015 года.  Вся подготовка и организация легла на хрупкие женские плечи двух искусствоведов: куратора проекта Екатерины Пидгайной и арт-менеджера выставки CORPUSCULUM Ирины Боровец. А благодаря стараниям Владислава Тузова экспозиция получила почти двухнедельную прописку в просторном помещении ИПСИ.

Концепция проекта основывалась на теории атомизма как античной философской базы материализма, а также ее принципах сохранения и трансформации частиц материи (corpuscula) и энергии. По мнению организаторов выставки, эти постулаты сегодня помогают отойти от фигуративного изображения и доступной аналогии образов, а, следовательно, приблизится к форме, которая является спонтанным соединением частиц материи в пространстве.

12311070_961815857190258_5312611026988417750_n

В выставке приняли участие 20 художников – скульпторов и керамистов – со всей Украины: Игорь Береза, Наталья Богачкова, Марианна Вахняк, Юрий Войтович, Владислав Волосенко, Олеся Дворак-Галик, Олеся Падун, Александра Згуро, Егор Зигура, Никита Зигура, Ирина Марко, Гия Миминошвили, Юрий Мусатов, Иван Пидгайный, Виталий Протосеня, Николай Сивак, Василий Татарский, Павел Фрайман, Владимир Хижинский и Даниил Шумихин.

Учитывая беспрецедентность и оригинальность проекта на украинской арт-сцене, его масштаб и четко выстроенную, лаконичную экспозицию, нам стали интересны мотивы его организаторов. О специфике проведения скульптурной выставки, ее восприятии украинским зрителем и о том, насколько органично наши мастера пластики вписываются в общемировые тенденции развития скульптуры «Арт-ходе» рассказали куратор проекта Екатерина Пидгайна и арт-менеджер выставки CORPUSCULUM Ирина Боровец.

Екатерина Пидгайна, искусствовед и куратор проекта (справа) и Ирина Боровец, искусствовед и арт-менеджер выставки CORPUSCULUM (слева)
Екатерина Пидгайна, искусствовед и куратор проекта (справа) и Ирина Боровец, искусствовед и арт-менеджер выставки CORPUSCULUM (слева)

Марина: Сейчас стало неактуальным проводить выставки без определенной концепции. В этом случае очень выручает философия. Чем Вы руководствовались, избрав в качестве идеи выставки теорию атомизма? Когда и, как, вообще, возникла идея проекта нефигуративной скульптуры CORPUSCULUM?

Екатерина: Идея возникла очень давно, несколько лет назад, когда, в общем-то, и появился интерес к абстрактному выражению сути вещей. Как всегда, какому-то новому увлечению сначала не придаешь значения, а потом все более отчетливо осознаешь, что какие-то работы начинают нравиться больше, чем остальные, наконец, приходит желание собрать как можно больше таких работ и показать другим. Заниматься организацией выставки начали где-то полгода назад. Считаю, что для подобного рода проектов это практически минимальный срок для подготовки. Можно, конечно, все склепать и за месяц, но при правильном планировании многих ошибок и лишних нервов удается избежать.

Идея атомизма, которая легла в основу концепции, с высоты современности очень интересна своей утопичностью и даже некоторой сказочностью. Конечно, сейчас нам кажется таким очевидным факт, что атом – это не мельчайшая неделимая частица материи (corpusculum). Однако в древние века считали по-другому: атомы составляли основу всего, они переходили из одной материи в другую, но не делились и не исчезали. В рамках выставки представлены работы, которые как атомы, находящиеся в сознании скульптора, воплощаются физически  в его работах.

 12289584_961813630523814_4908270815181901274_n

Марина: В проекте вы задействовали очень большое количество участников, да еще из разных уголков Украины. Как проходил отбор художников? Каковы были его критерии?

Ирина: Мы собрали вместе двадцать авторов, каждый из которых представил на выставке от одной до трех работ. Это было не очень легко – найти такое количество актуальной, интересной, нефигуративной скульптуры. Как такового, жесткого отбора работ мы не проводили: нам повезло работать с профессионалами в своей сфере. Пожалуй, сама концепция выставки уже послужила основным критерием отбора – работа должна быть абстрактной.

Иногда сам автор предлагал ту или иную работу, иногда обращались мы. Все наши участники – профессиональные скульпторы со стажем, соответствующим образованием, хотя это и не являлось критерием. Многие занимаются преподавательской деятельностью, имеют научные степени. Возраст разный и значения не имел. Географии представленности мы уделили особое внимание, стараясь выйти за пределы столицы. Киев, Львов, Ивано-Франковск, Горловка, Ровно, Луцк, Опишне, Херсон…

12345631_961814360523741_1690842854926990852_n

Марина: С какой целью решили объединить скульпторов и керамистов в рамках одного проекта?

Ирина: От нескольких опытных искусствоведов мы слышали мнение, что керамика со скульптурой несовместимы в рамках скульптурной выставки. Но мы пошли на это совершенно сознательно.

Цель одна – показать абстрактную скульптурную форму. Взгляд на керамику, как на сугубо декоративно-прикладное искусство уже устарел. Наши участники давно уже вышли за пределы такого клише, и, глядя на их работы, мы все это понимаем. Тут уже материал значения не имеет – только форма, идея, посыл.

 12313726_961814533857057_6945336420551548055_n

Марина:  Последует ли продолжение данного проекта или это была единичная выставка?

Екатерина: Да, мы планируем превратить этот эксперимент в постоянный проект. Это в большей степени будет зависеть от того, появятся ли за год новые работы, новые имена в данном направлении.

Марина: Оглядываясь назад, как думаете, вам удалось решить те задачи, которые ставили перед собой, организуя выставку?

Екатерина: В большей степени, да. Основной задачей было показать, что абстрактные формы не чужды украинским авторам, а также дать понять скульпторам, что абстрактные формы интересны украинскому зрителю, и он – зритель – уже к ним готов. Только творите! Адекватно мы понимали, что по ряду причин не получится выставить ВСЕ абстрактные работы, созданные до сегодняшнего дня. Но это только начало.

12321126_961812213857289_2401099626936173308_n

Марина: Организация такого масштабного выставочного проекта всегда сопряжена с рядом проблем, особенно, учитывая укранские культурные и экономические реалии. Какие уроки вы вынесли для себя по его итогам?

Ирина: Это был наш первый масштабный проект, и поэтому опыт мы получили очень ценный. Пожалуй, первый урок – это всегда быть готовым к сотрудничеству во всех формах во имя реализации проекта. Не обижаться на равнодушное отношение: оно может измениться со временем, особенно, когда люди увидят результат. Урок второй, – если проект стоящий, его надо начинать даже при отсутствии финансирования: если ты сам не готов вкладывать в его реализацию, почему это должен делать кто-то другой?!

 12314072_961812927190551_669168388614883273_n

Екатерина: В следующий раз мы будем более скрупулёзно и критично подходить к выбору работ для соблюдения чистоты темы.

Марина: С высоты полученного вами опыта, как считаете, готов ли украинский зритель к адекватному восприятию абстрактных форм и образов?

Екатерина: Не просто готов, зритель голоден на такие формы. Тем более, многие знакомятся с абстракцией в других странах, через интернет, каталоги и т.д. Это логично, что процветать абстрактное искусство уже должно и у нас.

Ирина: Не нужно недооценивать украинскую аудиторию, в целом. Судя по хорошему отклику на нашу выставку, интерес к такому виду искусства есть. В тоже время, у большинства привязанность к «понятному» традиционно остается сильной. Но винить в этом только наших неискушенных зрителей неразумно. Разве нас кто-то готовил? Разве Украина находится в центре актуальных глобальных тенденций в мире искусства? Нет. Так и спроса со зрителей тоже нет.

Другой вопрос, – что делается, чтобы ситуация изменилась. И вот тут уже можно сказать с уверенностью, что из года в год она меняется в лучшую сторону: появляются разнообразные образовательные программы, в том числе и бесплатные, культурные проекты, аудитория расширяется, становится требовательнее.

12321540_961813173857193_5177731723069033595_n

Марина: Насколько вообще актуальна традиционная, хотя и абстрактная, скульптура и керамика в наше время – время господства современного искусства, увлечения перформансом и инсталляцией?

Ирина: Такой вопрос может потянуть на тему основательной научной работы. Если под «традиционным» понимать скульптуру, живопись, графику разных стилей и направлений, то, как бы не провозглашали в начале XX века смерть традиционных видов искусства, они все еще живут.

Другая сторона вопроса – резонирует ли современная скульптура с потребностями  аудитории. Только лишь смотреть на объект искусства уже становится не интересным. Люди хотят взаимодействовать, быть сопричастными к творческому процессу. Отсюда такой успех у интерактивных проектов. Вот за этим – будущее. Возьмем, к примеру, CORPUSCULUM: ажиотаж вызвали две интерактивные работы: аудио-видео инсталляция Миши Мироненко, где каждый мог создавать и управлять 3D проекцией на стене. И скульптура Гии Миминошвили, которая создана для того, чтобы ее трогали, переставляли, слушали. В этом случае визуальность отходит на второй план, открываются новые возможности, например, активно вовлечь во взаимодействие со скульптурой людей с ограниченными зрительными возможностями и не только. И тут нельзя не согласиться с Гией, что понятие «зритель» будет уже неактуальным. Инклюзивность, – вот что помимо концептуальности, поможет «традиционным» видам искусств оставаться актуальными.

 11138522_961812350523942_7495415433317532823_n

Марина: Отслеживали ли вы европейские и мировые тенденции в сфере развития современной скульптуры и керамики? Насколько наши художники вливаются в общемировой мейнстрим? Отличаются ли они от него, идут ли с ним в ногу или отстают?

Екатерина: Всегда сложно давать общую оценку. Особенно современным процессам. Все меняется молниеносно. Думаю, по техническим и финансовым возможностям мы достаточно далеки от тех стран, где искусство очень динамично развивается и есть мощные программы, в т. ч. на государственном уровне, по его продвижению. Там у художников есть много возможностей реализовать себя, но, с другой стороны, – в погоне за трендом утрачивается уникальная, даже интимная суть художника. Он превращается в инструмент. Наши авторы еще не утратили искренности и порыва души в процессе создания работы, им практически плевать на мировой мейнстрим. Но, в том числе из-за этого, мы стоим как-то обособленно от мировых процессов. Однако наша самобытность и должна помочь нам в узнаваемости украинского искусства на мировой арене в будущем. И еще один фактор, который теоретически может помочь процветанию украинских скульпторов. В мире постепенно отмирает академическая школа. К сожалению, уже не каждый европейский скульптор сможет слепить фигуру человека по всем классическим канонам. У нас абсолютно все художественные ВУЗы дают именно такую подготовку. Италия, Украина, Россия, немного Польша… Это наше потрясающее преимущество. Если мы посмотрим, кто преподает в европейских частных художественных школах, то с гордостью отметим, что там много наших земляков.

А вот керамисты, пожалуй, более включены в современные процессы. Это, повторюсь, и продемонстрировала выставка. Керамика выходит за пределы обычного ее восприятия.

Марина: Ну, и напоследок, ваш прогноз: каково будущее у этих видов изобразительного искусства в Украине?

Екатерина: Самое потрясающее будушее. Фундамент уже давно заложен, главное – авторам не останавливаться в своем желании творить.

Марина Стрельцова