Харьковская галерея “АС” покажет выставку Олега Мингалева “Круги на воде и Иное”

С 25 октября по 7 ноября в харьковской галерее “АС” пройдет выставка Олега Мингалева “Круги на воде и Иное”. Открытие состоится 25 октября в 18.00.

14732313_1114326851985677_3161914673536376242_n

Вопреки декларациям большевиков, представителям традиционных «левого» и «правого» фронтов культуры и вслед за ними Энди Уорхола, я, конечно же, не верю в массовость искусства.
Писать о процессе создания произведений искусств в наше время еще более трудно, чем это было в условиях советского или национал-социалистического тоталитарных режимов.
Почему? Критерии расшатаны донельзя и, скорее, перевернуты с ног на голову.
А была ли голова? …Примерно так возглашают нынешние диктаторы вкусов, веяний моды – кураторы, новоявленные лидеры “актуального искусства”.
Авторитаризм узаконенных ставок, когда небезынтересный экспериментатор Поллок, все-таки, тенденциозно дороже Рембрандта, Врубеля, Климта… является доказательством тщательно спланированной какими-то взбалмошными институциями анархии, хаоса с далеко идущей целью смешать ориентиры, убрать с мизансцены пирамиду ценностей, краеугольным камнем которой является модуль совершенного человека, в разные эпохи понимаемый соответственно парадигме эпохи.
Куда же движется тайная воля, пресыщенная энтропийным содержанием?
Уровняв “все и вся”, расчистив пространство для утверждения зияющего “ничто”. Ничто не может быть ценностью, итак – все помножено на ноль. И вот пожинаем плоды, цель достигнута, “Великий Рим пал”. Мы неминуемо приближаемся к заключительному акту настоящей драмы истории искусства, когда надутый пузырь Херста водружен на могиле Веласкеcа.
… Глупо и смешно играть, либо подыгрывать неким новейшим правилам игры, когда если не в сотый раз объявлено, что “живопись умерла”. Соответственно, если пройтись по залам арт-рынков, почему-то повсеместно превалирует дизайн. Видимо потому, что дизайнер по наитию скорее схватывает суть желания главного нынче заказчика, а именно куратора, который, как сказывают, с банкирами на короткой ноге, обретаясь гораздо чаще, на самом-то деле, у них под ногами.
Так каковы же критерии при создании произведений?
Уверен, надо применять хотя бы один. И суть его в том, что вопреки всевозможным тенденциям и веяниям в широком поле так называемой арт-индустрии творец претворяет сплав эмоций и ментального опыта, руководствуясь собственными “законами мастера”, если таковым себя считает. И, все-таки, должен испытывать непременное удовольствие от самого процесса создания, удовлетворение, в конечном итоге, в случае завершения опыта, длинного ли, короткого пути исследования. Этот путь может быть завершен в течение нескольких секунд или десятков лет, однако обязательно при этом сопутствующее состояние чуда или “катарсиса”.
Если это чудесное состояние “творец” не испытывает, то и зритель его не испытает подавно.
Холодный дизайн чистейшего рационализма, господствующий на современных биеннале, чаще всего отвергает всякие эмоции, даже элементарные человеческие чувства, а тем более исторгает из своих пространств КАТАРСИС.
Возможно, наступили времена, когда порядочный художник, идущий путем исследования и Традиции, должен уподобиться анахоретам или монахам, сокрывшись, словно в пещере в своей мастерской, арт-студии. Иногда, как Малевич, окруженный учениками.
Я лично считаю, что художник-исследователь действительно во многом уподобляется ученому. Такими были Леонардо и Филонов. Но “в стол” работать довольно таки тягостно. Как говаривал Велимир Хлебников: “Когда молчит станок – я мертв”.
В конце концов, он может выносить свои творения на улицы – в фресках стрит-арта.
И в этом много чести и благородства.
Неизбывно меня интересовал за той или иной вещью, за тем или иным жестом творца и даже безотносительно жанра, стилистики, моды и, как сейчас заговорили – тренда, трансцендентный опыт, сакральный смысл истинного самопереживания. Более того, вопреки современным тенденциям нивелирования и усреднения Всего и Вся, я, все таки, надеюсь на Чудо, то есть увидеть произведение искусства как раз именно в качестве квинтэссенции вибраций времени. Произведение, обобщенное до состояния эмблематичности, этого залога Вечности, ибо вылитого в состояние символа, трансмодерного по существу. Поэтому всякий раз меня интересует и на к о в о с т ь всякой вещи в искусстве даже при возможной обманчивой обыденности, то Иное, открывающееся за покрывалом Изиды посвященному, идущему только своим, пусть и трудным путем, сторонящемуся догм и прописанных всевозможными институциями норм поведения биороботов.
За расходящимися кругами на воде открывается зыбящееся переливающееся цветами радуги зеркальное покрывало Изиды, обожествленной Природы, царицы знаний, в лоне которой произрастает Логос.
Насилие тотальной социальности ибо отвергнуто будет мастером с большой буквы. Или же эта социальность и, соответственно, банальность будет переплавлена и освоена его волею так, что может вспыхнуть свечением ауры нетождественности, подчас имплицитно-невербализованно содержащейся в завершенной форме образа Этого Времени.
Постижение законов Вселенной не обязательно должно быть продемонстрировано по требованию истинных нарративистов, этих жрецов Трансмодерна, однако оригинальный духовный, не заимствованный опыт безусловно будет оценен по достоинству.
И да, при этом позволю утверждать – достоинство и качество, эти извечные добродетели, никому упразднить не удастся вопреки тиранической злонравной воле, простирающейся подобно смогу над унылыми ландшафтами урбанистических резерваций.

Олег Мингалев

Ваш коментар: